С ножами шутки плохи. Новый закон об обороте холодного оружия

Холодное оружие

С ножами шутки плохи. Новый закон об обороте холодного оружия


Готовятся законопроекты, уточняющие правила оборота холодного оружия

Сразу два взаимоисключающих законопроекта могут быть рассмотрены новым составом Государственной Думы.

Один документ должен полностью снять все ограничения на владение холодным оружием, другой, наоборот, ужесточить ответственность и контроль за продажей всевозможных клинков, луков и арбалетов, вернув ситуацию советских времен. Какой из вариантов победит – покажет время. Закон “Об оружии”, опубликованный в новой редакции 6 июля, уточнил некоторые моменты, связанные с наименованиями и классификацией отдельных образцов и видов, но всех проблем в оружейном законодательстве не снял. А их – немало, и они продолжают накапливаться, создавая действительно опасную тенденцию. Поэтому законодатели с подачи силовиков и озаботились новыми проектами.

Собеседники корреспондента “РГ” в правоохранительных органах и спецслужбах не скрывают, что их вполне устроит любой вариант – как бы парадоксально это ни звучало. Лишь бы появилась хоть какая-то определенность. Причем либерализация даже выглядит предпочтительней. Нынешний закон в части, касающейся холодного оружия, – неконкретен, расплывчат и открывает широкий простор для коррупции, превышения власти и прочих злоупотреблений.

Вот определение законом самого понятия “холодное оружие”: “Холодное оружие – оружие, предназначенное для поражения цели при помощи мускульной силы человека при непосредственном контакте с объектом поражения”. К холодному оружию относятся сабли, шашки, ножи, кинжалы, финские ножи, кортики, кастеты, стилеты и другие предметы, специально предназначенные или приспособленные для поражения живой цели. Они могут быть колющими, колюще-режущими, рубящими, раздробляющими и т.д. А Вы знали, что в интернете можно хоть две хоть одна шашка купить или другое холодное оружие?

К оружию не относятся изделия, сертифицированные в качестве изделий хозяйственно-бытового и производственного назначения (перочинные, кухонные, сапожные, садовые ножи и т.п.), конструктивно сходные с холодным оружием.

В конкретном случае вопрос о признании того или иного предмета холодным оружием может быть решен с помощью криминалистической экспертизы.

А экспертизы проводятся на основании ведомственных инструкций и нормативов МВД. То есть нож с длиной лезвия от 90 миллиметров и выше эксперты могут признать оружием. А мачете с почти метровым клинком – шанцевым инструментом. Так же, как и излюбленное оружие российского армейского спецназа и вообще пехоты – малую саперную лопатку. Или – небольшой топорик, остро заточенную отвертку, сапожное шило. При этом в каждом магазине, специализирующемся на торговле холодным оружием, вы можете свободно приобрести любой нож – от перочинного до настоящего непальского кукри. Это – национальное оружие британского спецназа гуркхов, похожее на небольшой ятаган. Этим ятаганом умелый боец одним ударом сносит голову быку – есть у них такой тест. Так вот, при продаже такой “безделушки” продавец обязательно вручит вам сертификат, где от имени экспертной комиссии будет указано, что данное изделие не является холодным оружием, а всего лишь сувениром или туристическим ножом. Все будет заверено печатями и чьими-то подписями. И ни один полицейский не придерется – вы всегда докажете, что нож приобретен легально в конкретном магазине.

А еще можно купить настоящий томагавк, лук, арбалет, нагайку, хоть меч. В иных магазинах даже предлагают проверить качество товара. Например, разрубить ножом сантиметровую палку или пробить томагавком армейскую каску. И всегда это, согласно сертификату, окажется чем угодно, только не оружием. Это – первый пример профанации.

Но можно ли стать законным владельцем официально признанного холодного оружия? Можно, если вы, скажем, охотник. В оружейном магазине вы показываете разрешение на владение огнестрельным оружием и вправе купить нож, на который нанесен номер. По закону этот номер должен быть занесен в охотничий билет. И вот второй пример профанации – казус в том, что с введением новых образцов охотничьих билетов в них вообще не предусмотрено никаких сведений об оружии его обладателя – ни ружья, ни ножа. И если на каждую огнестрельную единицу выдается разрешение, то холодное оружие в подразделениях лицензионно-разрешительной системы не регистрируется вообще. Разумеется, нет и никакой базы данных.

Поэтому сторонники либерализации холодного оружия предлагают просто стереть декларируемые различия между охотничьим оружием, туристическими, сувенирными, раритетными, наградными и национальными клинками, рабочим инструментом, пишет Российская Газета. Смысла в таком разделении уже давно нет. Все равно правоохранительные органы не в состоянии учесть все, что уже расползлось по рукам населения. Зато каждый случай попытки привлечь к ответственности за незаконный оборот будет требовать проведения экспертизы. И уже эксперт будет лично решать, чью сторону принять – полицейского или владельца “изделия”. Надо ли объяснять, что всегда есть соблазн вынести “правильное” решение за определенную мзду?

Известны случаи, когда требовались вмешательства Верховного и Конституционного судов, чтобы избавить от ответственности людей, пытавшихся продать в комиссионном магазине коллекционные клинки, когда-то принадлежавшие их умершим родственникам.

Некоторые граждане вправе также приобрести холодное клинковое оружие, предназначенное для ношения с казачьей формой, а также с национальными костюмами народов России, – это сабли, шашки, ножи и кинжалы. Атрибутика национальных костюмов определяется правительством РФ. На хранение и ношение такого оружия тоже требуется лицензия. Но стремятся ли ее получить казаки или представители горских народов? Во многих семьях хранятся еще дедовские шашки, и очень сомнительно, что они зарегистрированы по всем правилам. Если же убрать все ограничения, оружия на руках населения не станет от этого ни больше, ни меньше. Зато людям не надо будет изображать соблюдение неработающих положений закона, а полицейским – выборочно находить виновных или “не замечать” нарушения.

Так, полицейские время от времени проводят компании по изъятию у водителей бейсбольных бит. А на каком, собственно, основании? В законе ничего не сказано о такой разновидности оружия. Тем более – о запрете на него. Да, все понимают, что бита лежит в салоне вовсе не для битья по мячику. Кстати, потом эти биты владельцы могут забрать. Но, как правило, таких находится мало. И пока еще ни разу не было обращений в прокуратуру или суд за неправомерное изъятие полицией личного имущества. Но это – пока. Несовершенство закона само подталкивает к возможным судебным разбирательствам с очень неясной для полицейских перспективой.

Сторонники более жесткой линии утверждают, что надо все-таки постараться взять холодное оружие под плотный контроль. Этот контроль предлагается увязать с правом ношения оружия. Чтобы иметь такое право, надо зарегистрировать пусть даже и “сувенирный” нож в лицензионно-разрешительной системе. И тогда – пожалуйста, носи его в кармане или сумке. Если же разрешения нет, а полицейский увидит “предмет, похожий на оружие”, последует наказание.

До конца 2003 года за незаконное ношение холодного оружия можно было угодить в тюрьму на два года. Сейчас же – только штраф в размере от 500 до 2000 рублей с возмездным изъятием оружия или без такового. То есть изъятый клинок будет продан в комиссионке, а деньги возвращены бывшему владельцу с вычетом издержек.

А свободу все еще можно потерять только за незаконный сбыт или изготовление оружия. Известно, что многие небольшие кустарные мастерские и кузни специализируются на изготовлении реплик старинного оружия и доспехов, богато украшенных ножей. Все они должны иметь разрешение на такой вид работ.

Законодатели предлагают вернуть лишение свободы за незаконное ношение и запретить торговлю острыми “сувенирами” на “блошиных рынках” и вернисажах. Ведь на подобных торговых развалах можно обнаружить все, что угодно, вплоть до холодного оружия прошлых войн. Например, запрещенный Женевской конвенцией трех- или четырехгранный штык к винтовке Мосина. Доходит до абсурда: если штык продается сам по себе, то это – сувенир. Но достаточно насадить его на палку – и это уже копье, способное нанести жуткие, незаживающие раны.

Такую торговлю предлагают разрешить только в специализированных магазинах с обязательным уведомлением подразделений лицензионно-разрешительной работы о каждой проданной единице.

Разработчики законопроекта, конечно, понимают, что полностью взять под контроль оборот холодного оружия невозможно. Это оказалось невозможным и в отношении огнестрельного оружия – эксперты оценивают количество незаконно хранящихся стволов в России от двух до пяти миллионов. Но упорядочить процесс, на их взгляд, можно и нужно.

Читайте!